Фирменный Автосервис

 

 

Россия есть своеобразный центр маятника глобальной истории человечества

Распад Советского Союза

По Х.Дж. Макиндеру Россия есть своеобразный центр маятника глобальной истории человечества на Евразийском материке. Как уникальная цивилизация, Россия занимает очень выгодное центральное геопространство, граничит на Западе с англо-американской и романо-германской цивилизациями, на Востоке — с японской цивилизацией, на Юге — с арабской, иранской и китайской цивилизациями.
Располагаясь территориально на двух частях света, Россия не является Европой в чистом виде, так же как и Азией, потому что она российская Евразия. А.Дж. Тойнби отметил, что Европа виновата перед Россией за свою политику наступления на Восток со знаменами католизации и германизации [98]. Европа на протяжении последнего тысячелетия всегда рассматривала Россию как поставщика ресурсов, что, однако, не помешало Петру Первому и Екатерине Великой выстраивать необходимые для России с Европой отношения. Что касается ресурсов, то главный российский ресурс, пока не получивший адекватной оценки и признания, — это нематериальные активы. Россия богата духовно и интеллектуально: по экспертным оценкам около четверти интеллектуального капитала планеты имеет российские корни. Когда человечество научится ценить духовность, наверное, исчезнут проблемы конфронтации.
В конце XIX в. А. Мэхен, бывший военный, геополитик США, выдвинул тезис о том, что главной опасностью для США, их геополитическими противниками являются континентальные государства Евразии — Россия и Китай, сформулировав проблему борьбы с Россией как главную долговременную стратегическую задачу [96] (в политике есть такой прием: для сплочения нации создать образ врага, пусть даже мнимого).
Распад Советского Союза руководители США в то время посчитали своей победой в третьей мировой холодной войне против СССР. На самом деле, это еще большой вопрос, чья главная «заслуга» в том, что СССР, находящийся в стадии перехода на новый уровень, в процессе реформирования, «выздоравливания», т.е. перестройки прекратил свое существование. По мнению авторов, бездумный демонтаж планового механизма нанес большой удар по экономической безопасности, а через нее — национальной безопасности России.
За державу особенно обидно еще и потому, что основными тенденциями современного мира являются тенденции интеграции в эффективные союзы, такие, как например, Евросоюз, Шанхайский союз и т.д. Причем, вполне очевидно, что роль подобных союзов будет со временем только увеличиваться.
Пример Китая показывает, что эффективное экономическое развитие возможно при любой социально-экономической формации («неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей» — любимая поговорка «главного архитектора» китайской перестройки Дэн Сяо Пина).
СССР как геополитический противник США прекратил свое существование. Но осталась Россия, которую некоторые (думается, недальновидные политики США), продолжают рассматривать как главное препятствие на пути установления нового мирового порядка, диктатуры мировой финансовой капиталократии, привилегированного положения золотого миллиарда населения (США, Западной Европы, Канады, Австралии и Японии).
Продолжают действовать, видимо по инерции, принятые Конгрессом США еще в 1959 г. стратегия анаконды, план по расчленению России (планы по расчленению России построены на основе ее деления на четыре самостоятельных территориальных блока — Россия до Урала, Западная Сибирь, Восточная Сибирь и Дальний Восток, чтобы потом легче было разделить и эти блоки [98]). Делает свое «черное дело» и поправка Джексона-Веника, принятая против бывшего СССР как средство борьбы с дискриминационной политикой в отношении евреев, выезжающих в Израиль. СССР уже нет, дискриминация в прошлом, взаимоотношения России и США стали дружественными, а поправка, как ни парадоксально, действует до сих пор. Но, как известно, трудности всегда порождают ресурсы для их преодоления.
В СССР проблемы экономической безопасности рассматривались лишь частично, сквозь призму внешнеторговых отношений и экономических преступлений. В отечественной литературе впервые наиболее полно теоретическую сторону вопроса рассмотрел академик Л.И. Абалкин. Позже дискуссию по этому вопросу поддержали и другие российские экономисты.
В настоящее время в России вопросами экономической безопасности занимается целый ряд ученых и специалистов. В частности, активно исследует эту проблему коллектив авторов под руководством академика РАЕН профессора В. К. Сенчагова. Существенный вклад в освещение данной проблемы также внесли А. Архипов, М. Блауг, И.Я. Богданов, Е. Бухвальд, Н.П. Ващекин, Г.С. Вечканов, С. Глазьев, С. Губанов, Г.Г. Димитриади, М.И.Дзлиев, А. Илларионов, Л.С. Ищенко, Л.А. Клименко, М.Я. Корнилов, СВ. Лекарев, Д. Львов, Н.В. Макогонова, СМ. Меньшиков, Е.А. Олейников, М.Ю. Сорокин, А.П. Судопла-тов, Л. Шеришев, АД. Урсул, Е.В. Федорова, К.П. Юрченко и др.
Пожалуй, Россию можно зарегистрировать в Книге рекордов Гиннеса как государство, осуществившее самое большое число неэффективных (вредных) реформ. Только на протяжении XX — начала XXI вв. были проведены Столыпинская, Октябрьская, нэповская, Хрущевская, Косыгинская, Горбачевская реформы и реформа, проводимая с 1991 г. по настоящее время. Последняя является наиболее затяжной и драматичной, включающей условно следующие три основных периода (в которых, в свою очередь, четко прослеживается некий исторический «водораздел» — 1998 г., год смены президентских полномочий, он же год дефолта):
1) 1991—1994 гг. — эмиссионный подход к решению экономических проблем. Либерализация экономики начального периода реформ, начавшаяся знаменитым отпуском цен и всеобщей ваучерной приватизацией, не достигла желаемого результата. Этот период реформирования характеризуется резким спадом производства, дезорганизацией хозяйственных связей, расстройством денежной системы, хроническим дефицитом государственного бюджета, галопирующей инфляцией. Вдобавок в этот период «колониальной экономики», законодательно не отрегулированная ее открытость, незащищенность границ России с новыми государствами (вышедшими из состава СССР) привели к невиданному раннее оттоку из России материальных ресурсов, человеческого и финансового капиталов, что резко снизило инвестиционный потенциал России, способствовало обогащению небольшой группы олигархов и резкому снижению жизненного уровня большей части населения;
2) 1995—1998гг. — избран курс на ужесточение финансовой политики, чтобы справиться с инфляцией. В этом периоде государственный долг России вырос на 40 млрд долл., тогда как за три предшествующих года — примерно на 10 млрд, доля внешних источников финансирования дефицита государственного бюджета приблизилась почти к 65%. Сжатие денежной массы (для борьбы с инфляцией) привело к хроническому недостатку оборотных средств у предприятий (расплачиваться стало нечем), быстрому росту неплатежей (в 1992 г. они превысили 4 трлн руб.— примерно треть ВВП). Жесткая кредитно-денежная политика привела к тому, что часть функций рубля стал выполнять наличный доллар — как метод перераспределения доходов и выкачивания финансовых ресурсов из страны. Происходил ускоренный отток капитала из производственной сферы на финансовый рынок, где важную роль сыграло наводнение страны различного рода векселями. Объем инвестиций в основной капитал в 1996 г. сократился более чем в четыре раза по сравнению с 1990 г. Наиболее существенным было сокращение производственных инвестиций — более чем в пять раз. Удильный вес инвестиций в ВВП снизился с 22,4% в 1990 г. до К),1% в 1995 г. Высокие объемы иностранных кредитов привлекались под залог ценных бумаг, падение котировок которых в ходе развития финансового кризиса, потребовавшее внесения средств на депозитные счета, инициировало начало развертывания банковского кризиса. Правительство и ЦБ, зная размеры предстоящих платежей по обслуживанию долга Государственных краткосрочных обязательств (ГКО) и распространяющиеся слухи о неизбежности девальвации, не выработали никакой конкретной программы для ослабления паники на фондовом и валютном рынках, не организовали незамедлительных переговоров с кредиторами о реструктуризации долга для цивилизованного решения проблемы, организованного отступления вместо панического бегства. В результате грянувшего кризиса курс доллара взлетел в три с лишним раза, выросли цены на импортные товары, которые временно стали исчезать из магазинов. Усилился спрос. В сентябре 1998 г. бедная часть населения израсходовала на приобретение товаров и оплату услуг почти все денежные доходы. Цены выросли в том же месяце на 38,4%. Фактором, приблизившим и углубившим финансовый кризис, явилось резкое снижение торгового и платежного баланса России, вызванное ухудшением мировой конъюнктуры для основных товаров российского экспорта, приведшем к сокращению ввоза в страну твердой валюты, и ухудшением платежного баланса, связанного с оттоком капитала и инвестиций за рубеж на фоне высоких девальвационных ожиданий. В 1998 г. с момента объявления дефолта стало очевидно, что бесконечно жить взаймы невозможно. Самый сильный удар был нанесен по населению. Цены в конце августа — сентябре за один день могли увеличиваться в несколько раз, многие продукты и товары длительного пользования вообще исчезли с рынка. Вклады физических лиц в банках были обесценены. Заработная плата, пенсии, социальные пособия не выплачивались на протяжении нескольких месяцев. По официальным данным, разрыв в доходах между богатыми и бедными гражданами увеличился с 9,8-кратного в 1997 г. до 14,5-кратного в 1998 г. Любопытно, что все слои российского общества довольно спокойно восприняли падение жизненного уровня вдвое в результате августовского кризиса 1998 г., хотя величина этого падения была лишь незначительно меньше падения/за предыдущие годы. За 1991 — 1997 гг. жизненный уровень снизился примерно в 2,5 раза, «шоковая терапия» активно обсуждалась, возникали многочисленные протесты, из-за рубежа шла гуманитарная помощь. Однако в 1998 г. все было спокойно. Возможно, истинные масштабы катастрофы не осознавались, в частности, потому, что инфляция составила к концу 1998 г. «всего» 80% по сравнению с 2600% в 1992 г. Таким образом, экономические и социальные результаты рассматриваемого отрезка времени реформ оказались разрушительными для общества и государства. Все макроэкономические показатели сократились в несколько раз. Экономика России с 1991 по 1998 г. была сокращена в четыре раза, что соответствует сдвигу назад по времени примерно на 35 лет — в 1960-е гг. При этом «сжатие» в два раза произошло при развале СССР, а еще в два раза — при развале экономики;
3) 1999—2005 гг. Экономическая политика в 1999 г. осуществлялась под лозунгом управляемой эмиссии. Однако с октября 1998 по июнь 1999 г. экономическая ситуация в России характеризовалась интенсивным промышленным ростом, темп, которого составил в среднем 2,4% за месяц. При этом конечный спрос, как внутренний, так и внешний, в целом имел тенденцию к снижению. И по динамике, и по структуре промышленный подъем имел отчетливо выраженный восстановительный характер, компенсирующий спад производства в мае — сентябре 1998 г., факторами которого являлись импортозамещение (обусловлено девальвацией рубля, ослаблением основных затратообразующих факторов), инвестиции предприятий в запасы материальных оборотных средств. Далее с расширением внутреннего и внешнего конечного спроса подъем продолжался до июня 2000 г. Объем ВВП страны за первые шесть месяцев 2000 г. по сравнению с первым полугодием 1999 г. вырос на 7,3%, производство промышленной продукции увеличилось на 10,3%, а объем инвестиций— на 14,3%. За весь предшествующий девятилетний период подобного добиться не удавалось. Но, если сравнить эти успехи с показателями 1991 г., сразу понятна их относительность. Объем ВВП в 2000 г. почти на 40% был ниже дореформенного уровня. Начиная с мая 2000 г. в России появились признаки замедления экономического роста и усиления инфляционных процессов. Резервы увеличении производства, вызванные девальвацией рубля, были близки к исчерпанию. Период с 1999 до 2001 г. был назван периодом «девальвационной экономики». Повышение цен на нефть повлекло за собой «оседание нефтедолларов» в стране с последующим расширением деятельности предпринимателей, которые стремились к квалифицированному спросу новых покупателей, ранее ориентировавшихся на качественный импорт. Этот процесс привел к ряду положительных последствий: быстрое расширение внутреннего производства; изменение структуры внутреннего выпуска в сторону более качественных товаров; зарождение борьбы за снижение издержек ради более высоких прибылей; развитие торговой инфраструктуры по всей стране; приток инвестиций в расширение бизнеса. С 2002 г. до настоящего времени происходит последовательная интеграция России в современную систему мирохозяйственных связей, что вызвало новую волну подъема среднего и крупного предпринимательства. Механизм экономического роста, который сложился сегодня в России, по данным экспертов, носит идеальный характер. Сегодняшняя Россия, входящая в Восьмерку развитых стран, имеет прекрасное финансовое положение, и механизм ее экономического роста носит абсолютно идеальный характер:
относительно небольшие внешний государственный и частный долги (за счет успешной реструктуризации и опережающего обслуживания в последние годы);
избыточные золотовалютные резервы (Россия занимает 4-е место в мире по их запасам);
сверхплановый бюджетный профицит;
устойчивый прирост ВВП — около 7% в год в течение последних пяти лет;
управляемая инфляция (около 10% в год по сравнению с 2600% в 1992г.);
укрепляемый рубль и др.
Вместе с тем С. Губанов и ряд других экономистов называют сложившуюся сегодня ситуацию в экономике опасной «иллюзией благополучия», «ростом отсталости», «отсталостью роста» и т.д. В частности, С. Губанов отмечает: «К началу 2005 г. возникла совершенно новая, кардинально измененная геополитическая реальность, прежде невиданная. Экономически Россия ныне изолирована напрочь. Почти все соседи по периметру ее границ входят в мощные интеграционные образования, где она не представлена». По поводу сказанного заметим, что сегодня в геополитических координатах глобальной экономики понятие «добрососедские отношения» не всегда определяется географической близостью. Напомним также о подлинно дружественных, партнерских отношениях России с Белоруссией, Германией, Индией, Казахстаном, Китаем и многими другими странами. Кроме того, мир динамичен, и процесс интеграции России в мировое сообщество планомерно осуществляется (представительство в НАТО, подписание договора о вступлении в ВТО, работа по вступлению в Евросоюз, членство в Шанхайской организации, представляющей интересы примерно половины человечества, и пр.). К тому же спешка в этих вопросах не менее опасна, чем бездействие.
Вместе с тем повышается степень открытости российской экономики. Наша страна испытывает все большее влияние мировых экономических процессов и сталкивается с новыми вызовами и угрозами экономической безопасности. Мировая экономика при общей тенденции к интернационализации и росту становится более нестабильной, а динамика ее развития — менее предсказуемой. Появление множества дополнительных и непредсказуемых факторов, таких как международный терроризм, участившиеся природные и техногенные катастрофы, эпидемии новых видов заболеваний, кардинальным образом меняет прогнозы ее развития.


Методы определения припусков и факторы, влияющие на величину припуска Преимущества и недостатки автоматизации производства Автоматизация технологических процессов Получение заготовок из проката Газопламенная и другие виды резки Интересы личности, общества и государства Значение развития стандартизации и сертификации в машиностроении Показатели уровня унификации и стандартизации Производственный цикл и его структура Технико-экономические характеристики технологического процесса 

 

Образовательный сайт Бармашовой Л.В.

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом